Ksyha (nomina_obscura) wrote,
Ksyha
nomina_obscura

О МОРОЗОУСТОЙЧИВЫХ РУССКИХ И О ЗАГОВОРЕ БАНКИРОВ В ИТАЛИИ

Италия — одна из самых популярных стран у российских туристов. Но каково нашему человеку было бы жить здесь, а не наносить визиты раз в пять лет? Журналистка Вика Владимирова, переехавшая в Италию два года назад, рассказывает, с какими стереотипами о русских и России она постоянно сталкивается и от каких современных технологий пришлось отказаться, переселившись на Апеннинский полуостров.

О МОРОЗОУСТОЙЧИВЫХ РУССКИХ И О ЗАГОВОРЕ БАНКИРОВ В ИТАЛИИ

Русские не мерзнут — я слышала об этом от знакомых итальянцев так часто, что уже начала отвечать в резкой форме. Сейчас раздражение свежо: я пишу этот текст, вернувшись с большой итальянской свадьбы, во время которой сразу три человека удивились тому, что я пожаловалась на холод. В качестве иллюстрации хорошо подходит беседа с 12-летним Чезаре, потому что он с детской непосредственностью выпалил все те вопросы, что вертятся в головах у взрослых итальянцев:

— Почему тебе холодно? Ты же из России.

— Чезаре, я не могу больше отвечать на эту ерунду. Почему тебе бывает жарко? Ты же из Италии.

— Но в Италии бывает и жарко, и холодно, а в России всегда холодно.

— Это неправда. И я ощущаю холод и жару точно так же, как и ты.

— Нет, но почему ты так и не привыкла к холоду?

Я знаю, что могу прожить здесь еще очень много лет, но мне, скорее всего, так и не удастся убедить местных в том, что русские тоже страдают от холода и что в России бывает тепло.
Ситуацию усложняет то, что единственный человек из всего окружения, который видел Россию своими глазами, — это мой муж Франческо. Вернувшись из Санкт-Петербурга, он отчитался перед родственниками: «Все две недели было −25 градусов». Сколько бы раз потом он ни рассказывал о погоде во время своей поездки, его публика неизменно реагирует так, будто услышала очень-очень страшную историю.

Раз у нас всегда холодно, значит в России почти нет ничего живого. Об этом я услышала от пожилой преподавательницы университета в Генуе. Очевидно, преподает она не географию.

— Вика, послушайте, а в России вообще есть козы? Наверняка нет, там же очень холодно.

— Вы же шутите, правда?

— Не поняла вашего вопроса, почему вы думаете, что я шучу?

— Нет, Вика, она не шутит. Серьезно: у вас есть там коровы, козы?

О МОРОЗОУСТОЙЧИВЫХ РУССКИХ И О ЗАГОВОРЕ БАНКИРОВ В ИТАЛИИ

Раз в России всегда холодно, то там круглый год лежит снег, а значит, никто не ездит на велосипедах. Друг моего свекра побывал в одном из европейских городов, где обнаружил, что русские туристы брали напрокат трехколесные, а не двухколесные транспортные средства, и сделал вывод, что наши соотечественники не умеют кататься на велосипедах. Этим соображением друг поделился со свекром, а свекр — со мной:

«Русские умеют ездить на велосипедах? Ты умеешь кататься?»
Зато русские точно умеют водить автомобили — правда, на свой манер. Об этом итальянцы узнают из роликов, снятых видеорегистраторами в российских машинах. Франческо нравится идея полететь в Москву, арендовать там автомобиль и доехать на нем до Петербурга. Свекр против:

— Да ты что! Ты смотрел эти ролики? Ты видел, как они водят? Это ужасно опасно!

Кузен Ариэле встречается со шведкой Лизой. Так вышло, что с Лизой мы за два года пообщались всего один раз. Беседа велась на английском языке и точно вошла в сотню лучших разговоров в моей жизни. Лиза спросила меня, не тяжело ли дается мне изучение итальянского, ведь там новый для меня алфавит — латиница.

Итальянцы уверены в том, что их врачи — лучшие в мире (и, надо признать, у них есть для этого основания). А вот качество российской медицины вызывает вопросы. Похоже, некоторые не уверены вообще в ее существовании.

Один лигурийский врач спросил меня, когда я в последний раз была у гинеколога. И сразу же ласково улыбнулся и добавил: «Никогда?»
Медсестра, помогавшая ему, позже спросила у меня, когда я в последний раз сдавала кровь на анализ. И сразу же ласково улыбнулась и добавила: «Никогда?»

А теперь о грустном. В Италии огромное количество трудовых мигрантов из Восточной Европы — особенно много их на юге страны. Часто, если приезжий говорит по-русски или на языке, который звучит как русский, итальянец думает: ага, из России. В августе в эмигрантской прессе появилась колонка русской женщины Оксаны, переехавшей в Италию, где она пожаловалась на предвзятое отношение к восточноевропейским мигрантам. Например, на то, что ее знакомые итальянцы считают, что все русские работают «бадантэ» — сиделками у пожилых людей. Хорошо, что я с таким отношением никогда не сталкивалась.

Зато я сталкивалась с другим очень ярким стереотипом. Восемнадцатилетняя нидерландка, приехавшая на Апеннины учить итальянский язык, сочувствующе поинтересовалась у меня: «А как живут в России? Я слышала, что очень-очень плохо». Перед тем как начать просвещение голландских подростков, я сообщила ей, что просто ужасно, страна в состоянии войны — со Швецией. Моя собеседница сразу же в это поверила.

О МОРОЗОУСТОЙЧИВЫХ РУССКИХ И О ЗАГОВОРЕ БАНКИРОВ В ИТАЛИИ

Италия — no bancomat, no Facebook
Во второй половине своего рассказа о моей жизни в Италии я буду жаловаться на проблемы белых людей. Например, на то, что в Лигурии, переполненной припарковавшими свои яхты вдоль берега богатыми туристами, очень сложно оплатить покупку банковской картой. Невозможно сосчитать, сколько раз я наблюдала скривившиеся лица продавцов, которым приходилось принимать у меня карту, сколько раз я слышала насмешливое: «Серьезно? Вы заказали только кофе и хотите его оплатить картой?» — и сколько раз я читала на дверях магазинов и кафе надписи «Не принимаем карты». Нелюбовь итальянцев к этому благу цивилизации, насколько я знаю, связана с нежеланием платить комиссию за операции и вообще с верой в заговор банкиров.

У местных, не имеющих стимула оплачивать покупки картой, есть привычка всегда снимать наличные в банкоматах. Правда, иногда приходится сталкиваться с ситуациями, когда ты находишься в популярном у туристов местечке, погода стоит чудесная — самый разгар сезона, во всем городе картой нельзя оплатить ни обед, ни бутылку воды, а единственный банкомат уже полностью выпотрошили до тебя.

— Чезаре, как тебя найти в фейсбуке?
— Меня нет в фейсбуке, мама говорит, что он вредный.

Мама Чезаре, 40-летняя Федерика, подходит к воспитанию детей последовательно: ее в фейсбуке тоже нет. Из всей моей большой итальянской семьи аккаунты есть примерно у 30 % родственников — вне зависимости от возраста, образования, профессии и места проживания. И половина тех, кто там зарегистрирован, появляется в онлайне раз в полгода.

Еще меньшей популярностью пользуются остальные соцсети. Процветают почтовые сервисы и, конечно, король итальянского интернета — мессенджер WhatsApp, которым пользуются даже почтенные пожилые синьоры.

В интернете вообще лучше не сидеть — поэтому в итальянских барах и ресторанах сложно найти вайфай. Развлечение местных чиновников — обмануть наивных туристов, установив на площадях таблички, сулящие бесплатный доступ в интернет. При попытке подключиться выясняется, что для этого нужно заполнить онлайн-форму, в которой требуется указать телефон (для владельцев иностранных номеров — еще и данные паспорта), куда придет смс с кодом, который следует ввести в специальную форму по адресу… И даже после путешествия по сообщениям и страницам в браузере обрести желанный доступ получается не у всех.

Говорят, несколько лет назад в моем городе, чтобы получить право подключаться к бесплатному публичному вайфаю, нужно было сначала зайти в мэрию и написать специальное заявление.

О МОРОЗОУСТОЙЧИВЫХ РУССКИХ И О ЗАГОВОРЕ БАНКИРОВ В ИТАЛИИ

Ночью спят, а не едят
Итальянским ресторанам это хорошо известно. И после 11 вечера на лигурийском побережье доставки еды нет. А потому что нечего! Так сильно хочешь есть (и платить картой) — поезжай в Милан!

Как вы помните, я пишу этот текст, вернувшись с большой итальянской свадьбы. Торжество прошло на Эльбе, и мы остались на острове еще на несколько дней. Как-то раз в 10 часов вечера мы вспомнили, что пора поужинать. В лобби нашего отеля удержались от того, чтобы вслух посмеяться над нами, и посоветовали поискать еду в нескольких ближайших городках. Естественно, после часа поисков мы ужинали в пабе сэндвичами, приготовленными еще днем.

На следующий день за обедом мы подслушали разговор двух официантов. Один жаловался другому: «Пару лет назад я работал в Австрии. Так представляешь, они там приходят в ресторан в 4 часа дня и хотят, чтобы их накормили. А если отказываешься их обслуживать, то они требуют жалобную книгу!» — да, в Италии, стране, известной своей кухней, сложно поесть не только поздно вечером, но и днем: рестораны не работают для посетителей сутки напролет, а открываются в часы обеда и ужина.

Чтобы про меня не подумали, что я тот самый вечно всем недовольный эмигрант, здесь я должна добавить, что стереотипы — это совсем не так страшно, бумажные деньги интересно рассматривать, а от постов в фейсбуке — одни расстройства. Италия — страна, от посещения которой ни в коем случае нельзя отказываться. Во-первых, здесь потрясающе красиво, во-вторых, здесь очень вкусно, в-третьих, здесь живут добрые и открытые люди, и, в-четвертых, все вместе это приносит ощущение полного умиротворения, которое нужно испытать хотя бы раз в жизни.

Tags: Интересно, Интернет, Новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments